Свежее интервью руководителя лаборатории криптоэкономики Сергея Ивлиева

22 Февраля 2017 | 15:04
Руководитель лаборатории криптоэкономики и блокчейн-систем экономического факультета ПГНИУ, бессменный организатор Perm Winter School Сергей Ивлиев рассказал в интервью "Новому компаньону" о важности влияния новых финансовых технологий на устаревшие бизнес-процессы, о постепенном вытеснении банковских карт мобильными телефонами и возможности с помощью криптовалюты решать самые сложные «квесты» по финансированию глобальных экологических проектов. 

Если год назад на «Зимней школе» говорилось лишь о потенциальных возможностях блокчейна решать подобные задачи, то сейчас это уже реальность. «Мир становится шаром, а не локальной пирамидой, которой сегодня придаётся такое большое значение», — доказывает учёный. зимняя школа Панельную дискуссию о блокчейне провели модератор — американский ученый-кибернетик и рок-музыкант Джонни Дубовски, Михаил Никулин (Lykke) и Сергей Ивлиев, руководитель лаборатории криптоэкономики и блокчейн-систем ПГНИУ и бессменный организатор Perm Winter School

 
zimnyaya-shkola.jpg

 — Сергей Владимирович, седьмая по счёту «Зимняя школа» началась с доклада о революции на рынке капитала, который сделал профессор Ричард Олсен из University of Zurich. Как можно охарактеризовать нарисованное им «поле битвы»?

 — На самом деле мировая финансовая система находится в постоянном неравновесии, накопилось большое количество проблем, связанных со стратегиями, с бизнес-процессами. А ведь финансы — это кровеносная система экономики. И сегодня эта кровь часто не доходит до отдельных частей тела: многие из них вообще не получают питания, если с точки зрения «центра» они считаются неважными. Это могут быть и развивающиеся страны, и проекты, связанные с природными ресурсами, то есть то, что не представляет для бизнеса прямого интереса. Такая система для будущего мира, в котором всё очень тесно связано между собой, может оказаться неэффективной. Параллельно идут процессы развития, например в технике, электронике, которые меняют реальность. Так, мощность процессоров удваивается каждые два года. Почти у каждого в кармане находится суперкомпьютер, о появлении которого 40 лет назад даже не подозревали. И прогресс продолжается. Лет через 10 у каждого из 6 млрд человек в кармане будет смартфон на порядок мощнее сегодняшнего. Кроме того, развиваются социальные сети, которые позволяют людям общаться без ограничений, обмениваться контентом, создавать совместные проекты, формировать сообщества, для которых нет границ. Часто возникает потребность в том, чтобы финансовые структуры имели соответствующие современным потребностям финансовые сервисы. Но старая система уже не может обеспечить новый, связанный воедино мир. Революция назрела как с точки зрения потребностей общества, так и с позиции материальной базы. 

— Можно назвать основные направления развития финтеха? 
— Прежде всего это искусственный интеллект (ИИ), который стремительно развивается, особенно в последние два года. Эта технология уже обогнала человека во всевозможных соревнованиях, даже там, где ИИ не полагалось выигрывать. Сегодняшний компьютер способен учить сам себя. Этот прогресс будет продолжаться по законам экспоненциального развития, искусственный интеллект станет заменой человеку во многих областях. В том числе и там, где это раньше было немыслимо. Электронный врач, обладая обширной базой информации, имеющейся в мире, может поставить точный диагноз больному. Машины без водителя уже ходят по улицам городов, каждая из них «учит» другие машины, так что скоро мы будем иметь самого опытного в мире водителя. Новая финансовая система на базе блокчейна развивается аналогичными темпами. За последний год количество пользователей блокчейна удвоилось, так же как и количество транзакций — платежей, которые через него осуществляются. За минувший год с участием биткойн прошло около 80 млн платежей на сумму в $58 млрд, что уже сравнимо с объёмами крупнейшей компании Western Union, которая занимается денежными переводами. Через год эта сумма ещё удвоится. Такими темпами через шесть лет по объёму активов один только биткойн может догнать евро как наличную валюту. Центральные банки это видят. Понимают риски, оценивают возможности и пытаются процесс возглавить. Они создают свою цифровую денежную базу. То есть криптовалюты станут базой для создания цифровой наличности, выпускаемой центральными банками. Эта работа идёт в банке Англии, Федеральной резервной системе, банке Китая. Это неизбежность. Осознание её наступило буквально за год. 

— Компания Lykke работает в этом направлении? 
— Цель Lykke — сделать финансовый рынок максимально доступным и инклюзивным. То есть обеспечить к нему доступ, сделать этот доступ правом каждого. Получение качественных финансовых услуг не должно зависеть от местоположения конкретного потребителя. Благодаря блокчейну возможно формирование глобального доверия к финансовой системе, которого не было прежде.

 — В докладе речь шла также о «цветных монетах». Что они собой представляют? 
— Существующие реальные деньги можно разделить на два вида. Есть деньги наличные (обычные монеты и банкноты, каждая из них представляет собой ценность). Или золото, которое тоже само по себе имеет ценность и является денежным эквивалентом. Но у нас может быть в руках и сертификат Сбербанка, который он эмитировал сам, номиналом, к примеру, в 100 тыс. руб. И с помощью него тоже можно расплатиться. Многие люди пользуются этим прообразом цветной монеты, чтобы не держать кеш дома. То есть цветная монета — это сертификат, выпущенный определённым эмитентом, с правом требования, только не бумажный, а электронный. По своей сути цветная монета является электронным токеном, который ходит между электронными кошельками на блокчейне, где обеспечивается криптографическая защита, а все транзакции записываются в единую цепочку — реестр. Существующий механизм позволяет на блокчейне помимо биткойна разместить и другие криптовалюты, различные активы, права требования, обязательства, которые можно перемещать, проверять их наличие у конкретных людей. Создаётся фактически электронный нотариат, куда можно записать всё что угодно. Это могут быть акции компаний, права на какой-то музыкальный контент и так далее. Например, одна австралийская компания выпускает стандартизированные часы определённых профессий. Есть стандартизированные профессии — грузчика, уборщика. Они представляют определённый рынок, устоявшиеся стандарты качества. Стоимость работы, предположим, клининг-сервиса может стать эквивалентом цветных монет, которые можно будет накапливать, использовать как актив. Более того, австралийцы хотят построить централизованный рынок рабочей силы по примеру самоорганизованного сервиса такси Uber. Они полагают, что может быть такой же сервис рабочего времени для фрилансеров различных профессий. Предположим, существует профессионал, у которого есть некая репутация, портфолио, есть возможности заработать. Он — фрилансер, зарегистрированный на специализированном сайте. Такому специалисту можно под каждый час своего времени выпустить собственный «токен моего рабочего времени». И каждый, кто этот токен предъявит, вправе попросить эмитента выполнить ту или иную работу по профилю. То есть создаётся своего рода валюта человека. Валюта его времени, его возможностей, профессиональных качеств. Токен можно отдать, подарить, продать и тем самым авансировать своё будущее время. На самом деле всё просто. Это некий аналог сертификата в массажный салон, который часто дарят на день рождения. Он обеспечивает час работы массажиста. Такие сервисы уже есть в нашей жизни, только не в цифровом виде и не для всех услуг. Сегодня сложно представить, как подарить услугу сантехника. Но почему бы и нет? 

— «Солнечные монеты» — это из той же серии?
— Есть проект Solar Coin («Солнечная монета»), который сегодня набирает обороты. Солнечная энергетика переживает бум. За последний год она обогнала в США все остальные виды энергии по количеству занятых в этой индустрии и по количеству генерируемой энергии. Солнечная энергетика обещает со временем стать доминирующей во всём мире. Комьюнити Solar Coin выпустило свой токен для проекта, который обеспечивает независимый аудит мощности оборудования, производящего солнечную энергию, а блокчейн Solar Coin определяет количество криптовалюты: 1 мегаватт энергии — один Solar-токен. В этом комьюнити именно эта единица используется для расчётов. Каждый, кто продаёт энергию, может купить этот токен, осознавая, что он помогает сообществу и получает средства, имеющие отношение к развитию солнечной энергетики. 

— А как выстраивается экономика на выращивании мангровых лесов? 
— Это ещё один проект, который пока кажется фантастическим. Тем не менее под него подведена чёткая экономика. Мангровое дерево — самый лучший на планете поглотитель CO2. Эффективность его выше, чем у представителей других лесов: одно дерево поглощает за год 1 т углекислого газа. Норвежский фонд, реализующий экологические идеи Тура Хейердала, избрал для себя миссию — посадить 1 млрд мангровых деревьев. За поглощение газа по Киотскому протоколу можно получить вознаграждение через специальную программу, которая поощряет экологически ответственные инициативы. Проект возобновления мангровых лесов может получить через год от ООН квоту на углекислый газ. Эта квота имеет вполне материальное выражение. Каждый, кто покупает одно дерево, платит за него $1, получая в качестве обеспечения 1 т углекислого газа, которые это дерево поглотит в течение будущих лет. Это будет непрерывный процесс увеличения стоимости этого токена, а дерево будет жить и приносить пользу. олсен Основатель крупнейшего мирового FX-брокера Oanda и инновационной торговой площадки Lykke Ричард Олсен в своём выступлении рассказал о революционных изменениях рынка капиталов под влиянием блокчейн-технологии При желании этот токен можно продать, поскольку существует вторичный рынок и есть люди, которые готовы приобрести этот актив. Это будет «мангровое золото», но имеющее исключительно положительный смысл в сравнении с настоящим. Таким образом формируется экономическая модель, которая приносит пользу в планетарном масштабе. Проекты могут быть пока маленькими, но прообразами глобальной финансовой системы, которая будет формировать экологическое пространство планеты. Есть пока не масштабный, но интересный проект, когда создаётся арт-объект, в котором находятся сенсоры, фиксирующие и сообщающие людям показатели состояния окружающей среды. Любой человек, которому понравилась эта идея и её воплощение, может пожертвовать этому объекту биткойны, отсканировав QR-код, расположенный на арт-объекте. Как только у статуи накапливается достаточное количество электронных денег, можно сделать заказ местным художникам на производство другого арт-объекта с такими же характеристиками. То есть запускается процесс независимого от человека размножения экологически полезных объектов. Будущее уже здесь, рядом с нами. 

— Количество телефонов растёт, их функции становятся всё более многообразными. Стоит ли говорить о блокчейне как «убийце банков»? 
— К этому всё идёт. По крайней мере, технологические возможности для этого уже есть, и новой системе, где нет комиссий и посредников, действительно люди доверяют. Именно поэтому биткойн растёт. Если у меня есть биткойн, а вы воспринимаете его как ценность, то можете его приобрести и ещё с кем-нибудь расплатиться. Если мы можем держать средства на телефоне, например, надёжно хранить пароль — приватный ключ, то нам не нужен банк, чтобы рассчитаться с коллегами, подрядчиками. Возникает децентрализованная система, в которой нет посредников для осуществления платежей. Чтобы эта система не позволяла «отмывать» доходы, Центробанк будет проводить свою политику: нужно, чтобы действующие устройства могли идентифицировать человека. Сейчас идёт дискуссия об этических аспектах подобного контроля, не все согласны жертвовать своими приватными правами. Блокчейн обеспечивает приватность. Однако регулирующие органы понимают, что даже в этой системе можно отслеживать денежные потоки, выявлять какие-то незаконные схемы. 

— На каком этапе развития находится сегодня технология блокчейна? 
— На уровне пятилетнего ребёнка, который уже ходит, говорит и разумен, но ещё очень уязвим, чувствителен к внешним рискам. Блокчейн биткойна — уже более устойчивая система, которая действует в рабочем режиме. Блокчейн Ethereum (второй по величине блокчейн, платформа для создания децентрализованных онлайн-сервисов) — более экспериментальный, но по возможностям более интересный проект. Это уже следующее поколение блокчейна. В проекте есть логика смарт-контракта, которая позволяет «зашивать» прямо в блокчейн правила распределения средств, страховые контракты. Даже управление организацией или комьюнити тоже можно описать в его терминах. Это ещё не стало стандартом для всей индустрии, но через два—три года станет. 

— Ещё недавно блокчейн предлагалось запретить, это была позиция правительства РФ. Идея по-прежнему жива?
 — В январе этого года на Гайдаровском форуме министр финансов РФ Антон Силуанов сказал, что запрета не будет, но появится регулирование. Сейчас Госдума пытается ввести в правовое поле понятие криптовалюты, это необходимо сделать, чтобы двигаться дальше с точки зрения регулирования. Скорее всего, будут либо внесены изменения в закон об электронных деньгах, либо будет принят новый закон, что более вероятно. Мы можем ждать в течение этого года появления в правовом поле всех необходимых инструментов. А дальше очередь за регулятором — ЦБ, чтобы ввести регулирование площадок, которые будут обеспечивать обмен криптоактивов. Подобную работу проводят сейчас все центробанки в мире. Финтех будет развиваться, и регуляторы вынуждены включать его в свою жизнь. Во многих странах криптовалюта уже стала привычным средством обмена и платежа. Например, в Швейцарии биткойнами можно оплатить муниципальные услуги и купить криптовалюту на вокзале в терминалах, где покупаются билеты на поезд. Швейцария находится на первом месте по инновациям, и в сфере финансов она старается быть впереди. В этой стране активно вводят законы, чтобы обеспечить оборот криптоактивов и продвижение новых цифровых технологий. 

— Какими вы видите задачи «Зимней школы» на перспективу? 
— «Зимняя школа» отличается от всех конференций и семинаров тем, что это не раздача знаний, опыта какому-то случайному набору людей. За семь лет она превратилась в хорошее крепкое сообщество, у которого есть центр, ядро. И это не только несколько человек, которые организуют школу в Перми. Это люди по всему миру, которые из года в год приезжают сюда. Нынче мы посчитали, кто из участников сколько раз побывал на наших мероприятиях. Оказалось, что есть преподаватели, которые были на всех «Зимних школах» без исключения. Есть волонтёры, которые работают с нами по три—четыре года. В основном это студенты, которые готовы выполнять организационную и часто физическую работу, для того чтобы иметь шанс в этом сообществе «потусить» два дня и услышать что-то интересное. Есть люди, которые начинали волонтёрами, затем выросли в специалистов-экономистов и пришли в рамках школы преподавать. Школа — это сообщество людей, которые видят свои цели в полноценном обмене знаниями между учёными, представителями индустрии и вузов. С другой стороны, они рады своими знаниями и опытом делиться. Они вполне открыты, доброжелательны и готовы поддерживать проект ежегодно. Школа — это центр притяжения, вокруг которого крутится много проектов, формируется масса круговых, радиальных, пересекающихся и не пересекающихся связей. За семь лет кто-то здесь нашёл сотрудников в свои компании, кто-то родил проекты, а кто-то — детей. Это саморазвивающееся сообщество, у которого никогда не будет недостатка идей. 

Источник: Новый компаньон